"Ювенильное море" Андрея Платонова как утопия

курсовая работа

Исследование текста с точки зрения развития утопической идеи.

Крайне примечательна с этой точки зрения работа «Мироздание А. Платонова. Опыт культурологической реконструкции» Н.Н. Брагиной. В этом труде автор предлагает прочтение Платонова через музыкальное восприятие его поэтики. Речь идет «не о нахождении прямых музыкальных аналогий и не об описаниях музыки, которыми изобилуют многие тексты Платонова, а о музыкальности как имманентном свойстве его произведений, об «идее» музыки, проявленной через вербальный текст» [6]. Рассмотрение «Ювенильного моря» в этом ключе позволяет отследить то, как философская идея утопии с течением повествования развертывается в тексте, выявить взаимосвязь сюжета с идеей утопии и отследить переход от реальности к утопической действительности. Брагина отмечает тот факт, что «каждый следующий раздел повествования короче предыдущего, форма как бы «свертывается» в соответствии с упрощением содержания. В музыке такое строение определяется как модулирующая нисходящая, или регрессивная, форма, т.е., начинаясь, как произведение, сложное по структуре, относящееся к формам высокого ранга (в данном случае это сонатная форма), в процессе развития упрощается, и в итоге побеждает форма более низкого ранга (здесь это трехчастная форма, обычно соответствующая жанру скерцо)» [6]. Для того, чтобы прокомментировать данный тезис, стоит провести развернутый анализ «Ювенильного моря» с этой точки зрения. Материалом служит авторская разбивка текста на составляющие - главы, и они сравниваются между собой по нескольким параметрам. За основу берутся основополагающие признаки, которые формируют ритм повествования: размер каждого из отрезков текста, ход сюжета (события, которые проистекают в каждом из отрезков) и время в произведении, которое они занимают. С этим сопоставляется развертывание утопической идеи и ход ее реализации. Произведен анализ в этом ключе каждой из глав, составлена таблица, иллюстрирующая изменения в ритме повествования и к ней приложен развернутый комментарий. В таблице показано соотношение размера каждой из глав с произошедшими в ней событиями и временем, которое они занимают в произведении. В комментарии к каждой из глав произведения это сопоставлено с проявлениями утопической идеи в тексте произведения.

Таблица.

№*

Кол-во знаков

события

Время, занимаемое событиями в повести**

16 900

Приезд инженера Вермо, история жизни Умрищева.

Поздний вечер, ночь и раннее утро.

10 500

Встреча Вермо с Надеждой Босталоевой, впервые упоминается удавившаяся доярка Айна, знакомство читателя с гуртом «Родительские дворики» и его работниками работниками - Божевым, Високовским, Кемалем, Тишкиным, Федератовной.

Утро, часть дня.

9 000

Собрание работников гурта у тела Айны, Федератовна говорит о кулаках, которые, если бы не она, обменяли бы здоровых коров гурта на своих больных. Утопическая идея под угрозой интервенции капитализма.

Часть того же дня дня и вечер.

5 300

Похороны доярки. Вермо играет «Аппассионату» Бетховена, которую Босталоева представляет как битву с кулацким классом. Далее Вермо играет свои собственные пьесы, которые выражают надежду на победу над кулаками и капитализмом. Выясняется, что Божев избивал Айну.

Следующие день и вечер.

10 400

Пребывает комиссия, выясняется, что по вине Умрищева и Божева разворовывалось молоко, кулаки обменивали своих больных коров на здоровых из гурта. Открываются детали самоубийства Айны: она узнала про их преступления и Божев над ней издевался.

Другие день и вечер.

16 700

Божева расстреляли, из гурта «Родительские дворики» создается мясосовхоз, председателем выбирают Босталоеву, Федератовну - ее помошницей, Вермо - главным инженером совхоза.

Сначала - общий временной план, длительный промежуток времени. Далее - один день, вечер и ночь.

5 100

Встреча с Умрищевым, теперь он является председателем колхоза.

Утро следующего дня, день.

9 200

На производственном совещании обсуждается вопрос о низкой производительности гуртов, возможно из-за того, что там работают мужики из колхоза Умрищева. Надежда Босталоева собирается ехать в краевой центр, чтобы привезти оборудование строительных материалов на постройку сооружений.

Ночь этого же дня

20 100

Надежда Босталоева едет за строительными материалами и сталкивается с бюрократическим аппаратом. Однако, ей удается достать необходимые материалы и приспособления.

Более двух недель.

20 900

Федератовна

Действие происходит параллельно части 9, однако основные события занимают один день.

8 938

599 Освобожденные люди радуются, развитие резко пошло вперед. Груз старины уничтожен «отжившие классы» ликвидированы, и теперь можно спокойно и быстро строить Светлое будущее. Все изменилось, цитата Босталоевой про то что все быстро меняется. План построения утопии. Вступают в Утопию - с одной стороны, строят ее и входят в нее - а с другой, резко отдаляются от реальности. Все оказалось слишком просто - убить кулаков и поострить изобретения - но просто в утопии, а в реальности невозможно. Это - мечта, уход в небо от реальности.

Строить утопию - в буквальном смысле, построение и создание ряда построек и станков дает возможность технологического прорыва. Устранение политического врага, потом технотронный рывок вперед.

Резкое ускорение временного плана. Как ракета - ввысь. Отрыв от действительности. Уход.

7 820

6 761

2 435

1 833

В конце уплывают вдвоем - пароход в Америку. Пароход - олицетворение технического прогресса, море - космос, Америка - Новый Свет, олицетворение светлого будущее. Федератовна и Умрищев остаются - несмотря ни на что, их удел прошлое, так как они долго жили в прошлом, они - точка отсчета, они нужны были чтобы такие как Надежда и Вермо жили. Они уплывают, а страна остается!!! Остаются и нелепый монолог про провода. Остаются. Ругает за оппортунизм - так и на земле, пусть и очищенной - остается оппортунизм, как главный, теперь уже дремлющий враг утопии - возможность мириться с тем что есть.

*в тексте главы не пронумерованы, нумерация произведена для удобства пользования таблицей.

**неразрывные промежутки времени подчеркнуты

Комментарий к таблице.

Что параллельно а что не параллельно происходит, 1 за 2, сразу или не сразу, разрывы в повествовании. От везде - до конкретного места.

1. Действие произведения начинается с общего плана: «День за днем шел человек в глубину юго-восточной степи Советского союза. Он воображал себя паровозным машинистом, летчиком воздухофлота, геологом-разведчиком… Он управился… открыть первую причину землетрясений, вулканов и векового переустройства вселенной» [5]. Здесь человек не конкретизирован, говориться об обобщенном советском человеке, который терпеливо, «день за днем» [5] пробирается в дебри природы с тем, чтобы понять ее суть и покорить ее.

Далее действие постепенно переход от общего плана к конкретному: уже не «день за днем» [5], а «в конце пятого дня» [5], не «человек» [5], а «этот человек» [5]. С началом описания местности обобщенный план действия заканчивается, и читатель видит уже конкретного человека, пришедшего в мясосовхоз, после чего называется его имя: «…в систему мясосовхоза командируется инженер-электрик сильных токов товарищ Николай Вермо…» [5]. Таким образом, знакомство читателя с одним из главных героев начинается с общего плана, инженер Вермо - один из многих, кому суждено строить новый, утопический мир. Вместе с тем, обобщенный план создает ощущение повсеместного построения утопии: если герой - один из многих, то и светлое будущее будет наступать везде, и все, подобные главному герою, предчувствуют это: «Он уже имел, как миллионы прочих, предчувствие всеобщего будущего» [5].

Происходит первая встреча с Умрищевым - главным идейным противником утопии на протяжении всей повести. Идеология Умрищева - «не соваться в железный самотек истории, где ему непременно будет отхвачена голова» [5]. Здесь же впервые звучит обвинение Умрищева в оппортунизме («Оппортунизм - враждебное марксизму-ленинизму течение... проповедующее отказ от борьбы за социалистическую революцию и диктатуру пролетариата» [7, с.415]). Умрищев читает книгу, посвященную деяниям Ивана Грозного, и восхищается ими.

2. Вермо знакомится с главной своей приспешницей - Надеждой Босталоевой, они быстро и без прелюдий сближаются: после короткого диалога Вермо целует и обнимает ее. Их отношения изначально непорочны и естественны, так как они связаны общим делом и не ставят себе никаких целей и предположений относительно друг друга, никак не осмысливают отношения. Более того - отношения Вермо и Босталоевой являются прямой проекцией развития идеи утопии - с течением реализации утопической идеи они становятся все ближе друг другу.

Умрищевская оппортунистическая идея конкретизируется до звучащей еще не раз произведении формулировки «каменного исторического дождя» [5], который сметает из истории людей, пытающихся что-либо предпринимать: «Вас надо бы гидрометеором по голове - потише сказал Умрищев. - Гидрометеор - это дождь - равнодушно заявил Високовский. - Я имею в виду тот дождь - объяснил Умрищев, - который шел при Иоанне Грозном - каменный, исторический дождь!» [5].

3. Во время собрания у тела доярки Федератовна озвучивает угрозу, которая формирует сюжет произведения: «Без меня б тут давно мужики-единоличники всех коров своих гнусных на наших обменяли, и не узнал бы никто, а кто проведал бы, так молчал уж: ай ему жалко нашу федеративную республику?!» [5]. Эта угроза адресована самой идее построения утопии, и выходит за рамки выбранного Платоновым места, что выражается в фразе про республику: кулаки вредят не столько мясосовхозу №101, сколько самой молодой советской республики, в которой повсеместно строится утопия. Таким образом, проблема вредительства кулаков ставится во главу угла и в ней концентрируется все зло, которое мешает утопии, кулаки - это фактически единственный враг, и только его устранение приносит возможность строить утопию.

4. В этой части происходит развязка истории с дояркой, которая покончила жизнь самоубийством. Выявляются приспешники кулачества - Божев и Умрищев. Божев - один из двух деятельных антагонистов в повести, от него исходит прямое зло: он занимается вредительской для гурта деятельностью - обменивает здоровых коров гурта на больных животных у кулаков, а когда доярка Айна узнает об этом - избивает и насилует ее. Умрищев действует согласно своему главному постулату - «Не суйся» [5], то есть никак не препятствует деятельности Божева и покрывает его. Когда во время похоронного шествия Вермо играет Аппассионату Бетховена и далее свои сочинения, происходит конкретное разделение героев на тех, кому предстоит строить утопию и жить в ней и тех, кто должен остаться в прошлом, вредителей. Первые понимают музыку Вермо: «… он (Вермо) чувствовал радость и победу и делал отомстить всему миру за беззащитного человека, которого несли мертвым вслед за ним. Существо жизни, беспощадное и нежное, волновалось в музыке, оттого что оно еще не достигло своей цели в действительности, и Вермо, сознавая, что это тайное напряженное существо и есть большевизм, шел сейчас счастливым» [5], « - Мне представлялась какая-то битва, - как мы с кулацким классом, и музыка была за нас! - сказала Босталоева» [5], а вторые - нет: «Умрищев и Божев не понимали музыки Вермо; они думали, что это звуки имеют горестное значение» [5].

Части с первой по четвертую можно объединить в один временной блок, так как в них действия протекают в одном сплошном временном отрезке, который занимает три дня: вечер и ночь - первая часть, утро следующего дня и сам день - вторая часть, вечер того же дня - третья часть и следующие после этого день и вечер - четвертая часть. Каждая часть хронологически следует сразу за первой, время протекает с одинаковой скоростью. В этих частях произведения утопическая действительность еще только предчувствуется героями, имеет вид цели, мечты, а все происходящие события реальны. Конкретизируется круг социальных проблем, которые необходимо решить ради осуществления идеи - победить капитализм в лице кулаков, изжить оппортунизм в лице Умрищева с главенствующего поста в совхозе. В этом блоке, благодаря развернутому введению, идея всеобщей утопии, которую все предчувствуют и к которой все стремятся, конкретизируется и сужается до определенного хронотопа и круга лиц - Средняя Азия, мясосовхоз №101, инженер Николай Вермо, Надежда Босталоева и коллектив гурта. Вместе с тем, четыре части составляют один сюжетный отрезок. Таким образом, их можно объединить в один сюжетно-временной блок, который характеризуется единым темпом повествования

5. Действие происходит через некоторое время после первых четырех частей, происходит окончательная развязка истории с дояркой Айной и председательством Умрищева. Последнего смещают с должности и исключают из партии: « - Как теперь партия? - спросил Умрищев. - Наверно, разлюбит меня? - Очевидно, - сказал секретарь» [5]. Однако же, Умрищев дает обещание исправится, и его назначают председателем колхоза недалеко от «Родительских двориков».

Единое время повествование первых четырех частей разрывается, между ними образуется необозначенный временной промежуток - неизвестно, через сколько времени прошло после событий предыдущих частей. Однако, исходя из текста, можно предположить, что не очень много.

6. В этой части создаются все условия для осуществления утопической идеи - гурт «Родительские дворики» получает административную независимость, управление переходит в руки главных героев произведения, которым и предстоит строить утопию: Босталоева, Вермо, Федератовна и служащие гурта. Утопическая идея коммунистического равенства прогрессирует и переходит в абсолют: «коммунистическое естествознание сделает, вероятно, из флоры и фауны земли более близких родственников человеку... Пропасть между человеком и любым другим существом должна быть перейдена... - Будет еще лучше, - обещала Босталоева. - Между живой и мертвой природой будет проложен вечный мост» [5]. Вместе с тем, ставится план развития мясосовхоза: поставить три тысячи тонн мяса вместо положенной по плану тысячи. Для этого необходимо возвести ряд прогрессивных сооружений: ветрогенератор для производства электричества, наладить отопление из коровьего навоза. Также, Вермо предлагает осуществить фантастическую идею: высвободить подземные воды для разведения скота: « - Мы достанем наверх материнскую воду - она лежит глубоко отсюда в кристаллическом гробу… покроем всю Среднюю Азию озерами ювенильной воды!» [5]. Таким образом, впервые звучит метафора: Ювенильное море, море юности - символ Светлого будущего, коммунистической идеи, утопии, которую нужно высвободить из «кристаллического гроба» истории. Таким образом, утопическая идея коммунизма прогрессирует и сливается воедино с идеей технотронной утопии. С помощью технических изобретений удастся достичь идей русского космизма, которые, в совокупности с коммунистической идеей всеобщего равенства, дадут возможность человеку уравняться и слиться воедино с природой и победить время, историю и смерть («наложить вечный мост между живой и мертвой природой»). В финале шестой части создается восторженное настроение начатого осуществления утопии: «Вермо глядел на конкретный облик Босталоевой и на других ныне живущих людей, вырывающихся из мертвого мучения долгой истории» [5]. Цепь дуальных оппозиций, характеризующих идею утопии «прошлое - будущее», «капитализм - коммунизм» дополняется глобальной оппозицией «мертвое - живое».

7. Вермо и Босталоева встречают Умрищева. Умрищев, несмотря на то, что обещал исправится и пытался влиться в новое течение жизни - поступал наоборот с тем, как диктует ему его мировоззрение, вновь начинает воплощать в жизнь свою оппортунистическую теорию, читает другое историческое сочинение - Науку Универсальных Сочинений 1844 года и теперь на этой почве увлекся философией. В своем колхозе Умрищев предпринимает шаги, обратные коллективизации - «уже управился начисто ликвидировать гнусную обезличку» [5]. Таким образом, Умрищев пытается вернуть истории ее дореволюционный ход и противостоит идее утопии, ему принадлежит прошлое, он в нем остается и ставится в оппозицию главным героям, устремленным в будущее: «Вермо оглянулся издали на Умрищева - все так же стоял человек на толстой земле, вредный и безумный в историческом смысле. Вермо предложил… поставить производство исторического идиотизма в крупном... масштабе... чтобы создать для будущих поколений памятники последних членов отживших классов» [5].

8. На производственном совещании принимается ряд решений по благоустройству совхоза - о глубинном бурении земли вольтовой дугой, постройке жилищ для скота из известняка. Мужики из колхоза Умрищева наносят вред стаду коров «Родительских двориков», сама же умрищевская идея оппортунизма, сопротивления новой жизни, переходит в разряд комизма: «Он там мужикам … говорит, что все на свете есть электрон, который никуда не денется, хоть вся диктатура иди против него. Теперь там … каждый хочет электроном стать, а как не знают…» [5].

В шестой, седьмой и восьмой частях единые время и темп повествования, разорванное пятой частью, вновь налаживаются: шестая часть - день, вечер и ночь, седьмая - утро и день следующего дня, восьмая - вечер и ночь того же дня. Герои переходят к осуществлению технологической части утопии, задают конкретные цели, однако сталкиваются с рядом проблем. С одной стороны - Умрищев вновь пытается предпринимать попытки противостоять наступлению нового времени, кулаки под его руководством наносят вред совхозу. С другой стороны - нехватка строительных материалов. Таким образом, эти части создают новый, второй сюжетно-временной блок с единым темпом повествования и неразрывным течением времени.

9. Девятая часть посвящена поездке Надежды Босталоевой за строительными материалами и техническими приспособлениями для совхоза. Повсюду она сталкивается с государственным бюрократическим аппаратом, который отказывает ей в выделении ресурсов. Однако, и там находятся самоотверженные люди, которые ей помогают. В стремлении Босталоевой любой ценой достать столько необходимые совхозу вещи кроется мысль Платонова любыми средствами достичь светлого будущего - даже жертвуя собой, ибо идея утопии стоит этих усилий: «…я привыкла... Прошлый год я достала кровельное железо, мне пришлось за это сделать аборт. Но вы, наверно, не такая сволочь...» [5].

Единый временной план вновь прерывается: действие начинается словами «в одно истекшее летнее утро». Связано это с переменой места действия - путешествие Босталоевой по стране стоящегося социализма расширяет утопическую идею, сузившиюся ранее до пространства мясосовхоза «Родительские дворики. Вместе с совхозом вся страна вся страна предчувствует наступление коммунизма, повсюду происходят изменения: «пустоту и скорбь капитализма сменял многолюдный социализм» [5]. Более того - сама природа стоит на стороне утопии: «таинственные, мутные и нежные силы природы действуют в рядах большевиков» [5]. Даются временные сроки наступления светлого будущего, когда страна сможет отдохнуть и люди займутся личными проблемами: «нужно ждать еще пять или десять лет, чтобы наступил коммунизм, когда механизмы вступят в труд и освободят людей для взаимного увлечения» [5].

10. В этой части повествуется о событиях, произошедших в совхозе во время отсутствия Босталоевой. Действие происходит параллельно девятой части. Вместе с Босталоевой, совхоз временно лишился второго деятельного героя - Федератовны, которая «лежала десять дней, больная животом и поносом». За это время умерло восемнадцать коров и один бык. Причиной смерти коров была крупная картошка, «которую им скормили либо нештатные пастухи, либо неизвестные подкулачники», у быка же «непонятным образом был отрезан член размножения, и он тоже умер» [5]. Происходят развязка конфликта с участием кулаков - вредителей. Федератовна едет в колхоз Умрищева, чтобы разобраться с произошедшим.

Написать о жирующем паразитирующем псевдо-колхозе

Небольшой детектив.

Колхоз - кровопийца, это из-за кулаков утопия не могла существовать. Даже вол, который вращал генератор для лампочки и вентилятора Умрищева, умер оттого, что не хотел быть в скучной старине: «..вол был сытый и здоровый, но скучный последнее время и умер сейчас: наверное, от тоски своего труда для ненужного человека 593».

Примечательно, что в этой части отсутствуют оба главных героя - Надежда Босталоева и Николай Вермо, хотя по всем канонам поэтики главные герои должны не только присутствовать во время кульминации, но и принимать в ней активное участие. Вместо этого основным героем здесь является Федератовна. Она берет на себя грязную работу, чтобы спасти души чистыми для светлого будущего. Однако, Платонов избавляет от этого и ее - убийство совершает … и Федератовна отправляет его под арест, так как нельзя убивать людей в одиночку, вершить правосдие без суда и ему не место теперь в Светлом будущем: «Нет, малый - сказала Федератовна, - ты в совхозе не будешь работать… Ты зачем, поганец, человека убил? - что ты - вся советская власть … что чуждыми классами распоряжаешься? Ты же сам - одна частичка…595»

«зажиточные остатки, которые жир наживают на твоей говядине с совхоза. У тебя за год сто коров семнадцать дворов съели - и мало, а ты один обман знала… 594»

Колхоз пропитал жиром и смертью - смерть коровы, смерть природы, паразитирование на кормящей руке.

Кулак Священный - воплощение зла и старины, демоническое и богатырское начало в нем, т.к. раньше (цитату взять) были хороши силой, теперь - умом, и герой современности - не богатырь, а инженер. Во время противостояния Священный теряет и такслабые человеческие черты (он - не человек, он - воплощения кулацкого класса в целом, который хочет потребить все, переживать, уничтожить, против самой природы) - ломает ногами стену, что выходит за рамки возможного. Ноги в деревне - это как в древнегреческом мифе герой у которго сила когда ноги на земле. Но кулаку родная деревенская земля не помогает - сама природа восстает против него. Сцена уго убийства - Давид и Голеаф, отрубание головы - как качан капусты, зрительный образ - легко и ужасно «терпеливо дорубал» - , это сделано легко, уставший юноша это сделал. Не главный герой, так как он - воплощение всего народа, и не главные герои - личности, а как бы сам народ терпеливо освобождался от гнета.

В конце - уже нет сплошных временных блоков, единое течение повествования постепенно распадается. Если вначале первые четыре части обнаруживают хронологическое единство, то далее

Производственный роман (источник см) с напылением идеи утопии, борьба активистов-колхозников с кулаками и идейными противниками, борьба с бюрократической волокитой, решение административных проблем, нахождение «подножного корма» . Это - жанрово-структурные истоки ЮМ, голый сюжет состроенных вместе частей.

Это - структурно. Так как утопия должна показывать уже существующий идеальный строй, а не историю его построения. Платонов показал теоретическую возможность, фантастическую идею. Но, вместе с тем, она невозможна. Самая настоящая утопия по жанру - но, будучи фантастической, оторванной от действительности, она показывает невозможность этого в действительности - равно как невозможно найти ЮМ. Оптимистичная надежда.

5 -

6-8

9=10

1-4, 5, 6-8, 9=10

Темп повествования к концу произведения резко ускоряется, длина глав стремительно уменьшается,

«Ювенильное море» удивляет неожиданными жанровыми смещениями, приводящими к несимметричности формы: повесть, начинаясь, как эпическая поэма о преображении мира, вмещающая в себя утопическую космогонию … в процессе развития теряет свою смысловую полифонию» [6].

Про сюжет.

Сюжет - приезд Вермо и разборка с кулаками, начинается не сразу и кончается тоже не сразу. Пока он длится, идея утопии не прогрессирует, не сдвигается с мертвой точки, но вместе с тем произведение реально. Когда она кончается - время резко ускоряется и тры ты ты, а реальноть ускользает. В принципе, сама утопия - это первый абзац, планерка в 8 части, первый абзац и части 11-16, то есть занимает малую часть произведения. В целом же блок 6-8 - утопический. ИДЕЯ БЛОКОВ, ИДЕЯ УТОПИИ В НИХ, ЕСТЬ БЛОКИ СЮЖЕТНЫЕ И УТОПИЧЕСКИЕ

Таким образом, вместе с упрощением формы, регрессирует и сама идея утопии. Действительно, при подсчете знаков в различных частях произведения выясняется, что ближе к концу, средняя длина каждой из глав повествования сокращается. Скорость течения времени в повести стремительно увеличивается, приводя к тому, что две последние части, в которых утопическое начало преобладает наиболее сильно, фактически, становятся уже эпилогом. Это ускорение ритма повествования вкупе с нарастающей к концу произведения степенью фантастичности и конкретизации утопической идеи (так, в одной из последних глав даже дан в виде таблицы финансовый план проведения работ) дает полное ощущение отрыва от действительности и, следовательно, реальной возможности воплощения утопии в жизнь. Это и превращает утопию, фактически, в антиутопию.

Вывод

Будучи формально утопией, «Ювенильное море», тем не менее, в полной мере ею не является. За внешней формой утопии скрыто более глубокое содержание, которое вовсе не оптимистично.

Причудливый сплав платоновской интерпретации идеи русского космизма с тем, как она будет осуществлена. До этого уже был случай (рассказать про «Чевенгур»). Это - единственное произведение Платонова, в котором утопия победила жизнь - пусть абсурдно, пусть нарочито неправдоподобно - но все же победила. И то, что оно написано уже после несчастных, несостоявшихся утопий «Чевенгура» и «Котлована», говорит о … светлой мечте Андрея Платонова о том, что когда-нибудь добро победит зло, справедливость восторжествует и утопия станет реальностью.

Платонов и Сталин, Платонов и коммунизм, вывести мысль о том что ЮМ - не есть пародия и гротеск, не есть шутка и водевиль.

Многие исследователи убеждены в том, что произведения Платонова носят антисталинский характер. Однако же Произведения Андрея Платонова - это ни в коем случае не осуждение действующего строя, это чистосердечный плач по тому, во что превращается попытка претворения идеала в жизнь, по невозможности утопии. Платонов никогда не был и не мог быть идейным противником Сталина … «гибель враждебных существ».

Платоновская утопия. Космизм.Иные утопии АП.

… Но если Вощев - слабый, не просвещенный идейно герой, который не смог понять, влиться в новую жизнь, и которому, как многим героям «Котлована», не оказалось в ней места, то но инженер Вермо - герой сильный, который борется за будущее, оставляя «за бортом» слабых: «Он боролся со своим отчаянием, что жизнь скучна и люди не могут побороть своего ничтожного безумия, чтобы создать будущее время».

Платоновские утопии ни в коем случае не несут какого-либо политического контекста. Они выражают философскую идео о невозможности претворения идеала в жизнь. Основные произведения, кроме «Ювенильного моря» - «Котлован» и «Чевенгур». С этой точки зрения все платоновские произведения - антиутопии, так как показывают невозможность построения утопии в реальной жизни. Различия сводятся к тому, что, если в сюжетах «Котлована» и «Чевенгура» утопии рушатся, то в «Ювенильном море» утопическая идея претворяется в жизнь фантастическим образом - со слишком большими, невозможными допусками. Утопическое по сюжету и антиутопическое по содержанию, «Ювенильное море», однако, пронизано оптимизмом и верой. Однако, если ставить вопрос ребром -

Список использованной литературы

Чалмаев В.А. Андрей Платонов: К сокровенному человеку. М.: Советский писатель, 1989. - 448 с.

Каганская М. Платонов, Сталин и тьма. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/znamia/2011/12/ka11.html#top

Малыгина Н.М. Художественный мира Андрея Платонова. М.: МПУ, 1995 - 96с.

Дугин А.Г. Магический большевизм Андрея Платонова. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://arcto.ru/article/214

Платонов А. Роман и повести. М.: Советский писатель, 1990. - 659 с.

Брагина Н.Н. Мироздание А.Платонова: опыт культурологической реконструкции. М., 2010.

Делись добром ;)